Previous Entry Share Next Entry
Заимствование и передача иноязычных имен собственных: введение в теорию
Wednesday
anariel_rowen wrote in jrrtranslating
Давным-давно я начала и долго пыталась написать большую статью про принципы передачи толкиновских имен собственных. Не осилив этого монстра целиком, попробую осилить его по частям. Под катом - статья о современных принципах передачи иноязычных имен собственных в русском языке.
==================
Анариэль Р.
 
Заимствование и передача иноязычных имен собственных
Введение в теорию
 
Все сколько-нибудь продвинутые толкинисты в курсе трудностей, связанных с передачей имен собственных (имен и названий) из языков, придуманных Толкином, при переводе его произведений на русский. Впрочем, начинается все с вопроса о том, как правильно передавать фамилию «Tolkien»…
Обычный аргумент в дискуссии на эту тему – вкусовщина, например: «это не по-русски», «это не соответствует требованиям хорошего вкуса», «это нельзя произнести», «это некрасиво», «а у переводчика Н. так». Аргументация, стремящаяся к доказательности и логичности, зачастую отличалась прискорбным отсутствием фоновых знаний: некоторые критики, например, грубо путали звук и букву, за что, скажем, на вступительных экзаменах на филфак МГУ во времена моего поступления полагалась без разговоров двойка.
Что тут важно понимать?
Что передача иноязычных имен (далее - ИС) собственными средствами русского языка – это сложный вопрос, требующий, с одной стороны, широких и глубоких знаний в области филологии, и с другой - узких специальных знаний, которыми обладают отнюдь не все филологи. И, между прочим, даже «официальная наука» считает эту тему не до конца исследованной. Посредством суждений вкуса и голосованием («все говорят так-то и так-то») подобные вопросы не решаются. Точка.
 
Попробую сжато изложить современные научные представления о теории передачи иноязычных имен – для любых языков (живых, мертвых или искусственных) и любых текстов (художественных, научных и т.д.).
Имена собственные в любом языке – особенные слова. Даже на письме в разных языках они, как правило, выделяются написанием с прописной буквы, кавычками, особыми иероглифами или картушами. Кроме того, «орфографически собственные имена могут выделяться с помощью сохранения старинных или уклоняющихся написаний (например, «Авчинников», «Птицин»). В западноевропейских языках собственные имена могут отражать орфографические нормы другого языка. Собственные имена могут иметь и морфологические особенности» (род. падеж от имени «Любовь» будет «Любови», а не «любви») [Гиляревский, Старостин, стр. 5].
Связано это с тем, что за ИС стоит не любой предмет, а уникальный (городов на свете много, но Париж или Москва - одни): «имена собственные (ИС) выполняют функцию индивидуализирующей номинации», т. е. «особого, индивидуального обозначения предмета безотносительно к описываемой ситуации и без уточняющих определений» [Ермолович, стр. 9]. Имя собственное как бы является «минимальной цитатой» [Гиляревский, Старостин, стр. 5].
Как ИС передают уникальность то, что они называют? За счет уникальности звуковой оболочки, т.е., набора звуков. Отсюда получается, что «звукографическая оболочка символизирует тождество объекта и в принципе уже не может быть изменена при изменениях объекта, а равно и при переводе текста, включающего данное имя, с одного языка на другой» [Гиляревский, Старостин, стр. 5] – иначе предмет или лицо невозможно будет опознать. Потому там, где имена нарицательные переводятся (table – «стол»), имена собственные претерпевают процесс передачи: Margaret Thatcher – «Маргарет Тэтчер», а не «Жемчужина Кровельщикова».
Однако надо помнить, что «передача иноязычных ИС – сложная и многогранная проблема. Она связана с многочисленными недоразумениями, курьезами, ошибками» [Ермолович, 14]. Но причина этого – не только недостаточно высокая квалификация языковых посредников, но и внутренняя противоречивость процесса заимствования-передачи. Ведь «сохранить точно произношение слова при его включении в контекст другого языка невозможно ни при каком способе передачи» [Гиляревский, Старостин, стр. 6]
Итак, какие существуют способы передачи ИС? Далее идет конспект второй лавы книги Д.Ермоловича «Имена собственные на стыке языков и культур. Заимствование и передача имён собственных с точки зрения лингвистики и теории перевода»:
Принцип графического подобия (транслитерация).
Возможен, во-первых, перенос графической формы имени без изменений из текста на одном языке в текст на другом языке. Чаще используется между языками с общей письменностью. Проблемы возможны такие: при общем алфавите могут не воспроизводиться отдельные диакритические знаки, иногда трудно определить, как произносится иноязычное ИС (ведь даже у языков, пользующихся общим алфавитом, «правила чтения» очень разнятся).
Собственно транслитерация применяется, когда языки пользуются разными графическими системами: буквы одной системы передаются буквами другой системы. Преимущества: письменный вариант имени не «подгоняется» под язык перевода, его носитель имеет универсальную, независимую от языка идентификацию. В русской переводческой практике особенно часто применялся до ХХ века, откуда мы имеем, в частности «быстрых разумом Невтонов» и «Ловеласа» (Lovelace, произносится «Лавлейс»). Сейчас в чистом виде не применяется, поскольку последовательная транслитерация английских и французских слов привела бы к появлению вариантов, ничего общего с оригиналами не имеющих.
Реально имеет место практика прямого переноса имени, то есть написания его латинскими буквами, особенно распространившаяся в последнее время.
 
Однако принцип графического подобия плохо пригоден для передачи звуковой уникальности ИС, и потому более широко распространенным – и основой стандартов - является принцип фонетического подобия (транскрипция).
Транскрипция – это передача средствами принимающего языка фонетики исходного имени. Сейчас является главным современным принципом передачи ИС на русском языке. Однако в полной мере этот способ своей цели не достигает в силу различия фонологических систем.
Практическая транскрипция нацелена на передачу звучания, но включает в себя некоторые элементы транслитерации (в силу важности письменного аспекта коммуникации). Для передачи английских имен средствами русского это будет: сохранение двойных согласных, сохранение «r» после гласных и «g» после «n», передача безударного гласного звука русской буквой, соответствующей букве оригинала.
Однако при использовании этих базовых подходов приходится учитывать еще ряд дополнительных принципов. Я укажу лишь на некоторые, представляющие интерес для передачи ИС Толкина:
Учет национально-языковой принадлежности имени. В общем случае желательно восстанавливать орфографию имени на том языке, из которого оно происходит. Однако здесь есть много «но», например, некоторые имена и названия на восточных языках, пришедшие в русский через английский (Тошиба, Хитачи, Самсунг), были изначально транскрибированы неправильно, и неправильное написание уже вошло в традицию.
Принцип этимологического соответствия, или транспозиции – когда ИС из разных языков, имеющие общее лингвистическое происхождение, используются для передачи друг друга. Из русско-английских соответствий это касается прежде всего исторических и библейских имен, а также имен монархов: например, принц Чарльз, став королем, превратится в «Карла».
Принцип благозвучия диктует некоторые отступления от общих правил транскрипции – чтобы было удобнее произносить имя в принимающем языке и чтобы избежать ассоциаций с лексикой сниженного регистра.
Необходимо учитывать также историческую традицию, поскольку многие ИС приходят не всегда из первоисточника и не все читаются и пишутся сообразно современным нормам и рекомендациям практической транскрипции: например, название столицы Франции произносится по-французски «Пари», а на русском оно выглядит как «Париж».
Другой важный момент – учет конкретной прагматической задачи, поскольку задачи переводчика художественного текста в корне отличаются от задач, например, переводчика при посольстве. В зависимости от своей цели переводчик решает, что ему важнее – графическая, фонетическая или смысловая «узнаваемость».
 
Теперь вернемся к транскрипции – принципу фонетического подобия и базовому принципу современной передачи ИС.
Дам определение Гиляревского и Старостина (из книги «Иностранные имена и названия в русском тексте. Справочник»): «Под транскрипцией понимают передачу звуков или начертаний языка системой знаков, отличных от принятых в этом языке письменных единиц. При практической транскрипции в качестве таких знаков используется исторически сложившаяся орфографическая система того языка, на который передаются иностранные имена и названия, в нашем случае - русского языка».
То есть, мы берем английское слово и, не обращая внимания на его орфографию, передаем его произношение: Doughty превращается не в «Доугхти», как вышло бы в результате применения принципа графического подобия, а в «Дафти».
Поскольку мы должны подчиняться требованиям русской орфографии, мы не можем пользоваться буквами и значками, которыми она не пользуется: «в результате транскрибирования должно получиться слово, написанное по-русски, без применения каких-либо диакритических значков или дополнительных букв» [Гиляревский и Старостин, стр. 20].
Однако здесь есть одна тонкость: «надо учесть противоречащее этому явление: употребление обычных букв в несвойственных русскому языку комбинациях.
Употребление обычных букв в необычных комбинациях встречается не только в собственных именах, но и вообще в заимствованных словах (жюри, брошюра, почтальон). В целом же в заимствованных собственных именах и названиях необычные написания распространены гораздо шире (немецкое «Шюрхофф», румынское «Фэкэни»), чем в аппелятивах. Сам принцип практической транскрипции накладывает уже достаточные ограничения, и нет оснований чрезмерно «русифицировать» иноязычные собственные имена. Это противоречит как принципу выделения имен собственных в тексте, так и всему ходу исторического развития транскрипции в русском языке от полной ассимиляции в XIII-XVI веках («Стекольна» вместо «Стокгольм», «Борис» из «Мориц») через постепенное возрастание верности оригиналу к современному требованию научной строгости передачи, ограниченному лишь неизменностью состава алфавита» [Гиляревский и Старостин, стр. 20]
«Правописание протранскрибированных собственных имен может несколько отличаться от общих орфографических норм русского языка. Так, вполне допускается написание «ё», «ю», «я» после шипящих, а также после «ц». … Иногда в протранскрибированных именах допускается написание русского «э» после согласных, например, английское «Carey» - «Кэри», румынское «Cavaran» - «Кэвэран»» [Гиляревский и Старостин, стр. 25].
Так же важно помнить, что принципы транскрипции не являются ни языковой данностью (как, например, фонетическая система языка), ни догмой («надо так, а по-другому нельзя»): «часто приходится слышать о  людей, не занимавшихся специально транскрипцией, что та или иная передача «неправильна». Все подобные рассуждения неверны в самой основе, нет «правильной» или «неправильной» транскрипции, есть только транскрипция, соответствующая или не соответствующая некоторым нормам. Нормы эти, как и все языковые нормы, устанавливаются постепенно и эволюционируют. Отличие норм транскрипции от других норм, в частности от наиболее родственных им орфографических норм, в том, что первые устанавливаются медленнее и до сих пор чрезвычайно неустойчивы» [Гиляревский, Старостин, стр. 8].
Итак, получается, что современный метод передачи ИС – (практическая) транскрипция. Которая, однако, никогда не может быть точной и однозначной. Также она не берется с потолка или из представлений о родном языке, а вырабатывается с учетом задачи переводчика, характера текста и особенностей всех участвующих в процессе языков.
Как это все работает в случае со словами толкиновских языков, я расскажу в другой раз.
 
Литература:
Имена собственные на стыке языков и культур. Заимствование и передача имён собственных с точки зрения лингвистики и теории перевода. / Д. И. Ермолович. – М., Р.Валент, 2001. – с. 200.
Иностранные имена и названия в русском тексте. Справочник./ Р.С.Гиляревский, Б.А.Старостин. – «Международные отношения», Москва, 1978. - 240с.

?

Log in