Previous Entry Share Next Entry
Быть иль не быть? Вот в чем вопрос...
anariel_rowen wrote in jrrtranslating
Несколько дней переводила "Короля Снопа" и "Воспитание Турина" и задолбалась и захотелось сказать пару слов на тему того, стоит или не стоит в переводе аллитерационных стихов Толкина соблюдать аллитерацию.

Аллитерация у Толкина: быть или не быть в русском переводе?

С точки зрения перевода на русский язык аллитерационный стих традиционной древнеанглийской поэзии и новоанглийской поэзии Толкина – это банальный тонический стих: там нет рифмы, нет счета слогов и всего-то надо обеспечить четыре ударения в строке. Т.е., можно просто взять прозаический текст и порезать его на фрагменты по четыре ударения в каждом – если бы не аллитерация (созвучие предударных согласных), по которой назван этот стих. Дело в том, что аллитерация как раз имеет формообразующий характер в силу особенностей германских языков, где предударная согласная, как правило, была и первой в слове или по крайней мере в корне слова.
Однако в русском языке аллитерация не может быть настолько важна, поскольку русское ударение – это кошка, которая гуляет сама по себе: ударение может падать на любой слог, падает на разные слоги в родственных словах и потому, как ее ни соблюдай – как предударную или корневую, она будет куда менее значима в русском поэтическом переводе, чем в английском оригинале.
Раз аллитерация в русском переводе не столь важна, может быть, имеют право на существование переводы, где ее вообще нет ни в каком виде, и английский аллитерирующий трехвершинный четырехударный тонический стих передан простым русским четырехударным тоническим стихом? Тем более, что, как сказано выше, нет ничего проще, чем сделать такой перевод при минимальной начитанности и даре слова.
Однако надо понимать, что формальные особенности языка и системы стихосложения определяют и смысловые особенности оригинала. Аллитеративный стих даже в германских языках – структура достаточно жесткая и трудная для реализации: у вас в каждой строке должно быть три или хотя бы два слова с одинаковой предударной или первой в слове согласной, что нетривиально. Во всяком случае, в оригинальной русской поэзии последовательная аллитерация проходит по графе экспериментов и вычурности: «чуждый чарам черный челн» Бальмонта все-таки претенциозен.
И это ограничение достаточно сильно ощущается в аллитеративной поэзии Толкина, поскольку в чувствуется, насколько его выбор слов и конструкций в аллитерационных стихах отличается от такового в силлаботонике или прозе: это самое настоящее давление на толкиновский язык и манеру речи.
В аллитерационной поэзии грамматические конструкции Толкина, проза которого очень хороша и нисколько не тяжеловесна, очень запутаны: зачастую текст просто малопонятен и приходится долго разбираться, «кто на ком стоял». Выбор слов отдает вычурностью и неумеренной архаизацией – во всяком случае, бОльшая доля английских слов, которые Кристофер объясняет в словарях «Истории Средиземья», приходится на поэзию (аллитерационную и силлаботоническую – «Лэйтиан»). В каких-то контекстах Толкин употребляет слова и выражения, к которым никогда не прибегает, описывая этот эпизод или персонажа в параллельном прозаическом тексте.
И в оригинале четко видно, что выбор не естественного в этой ситуации английского слов или обычного эпитета персонажа,  а какого-то странного и необычного продиктован тем, что необычное слово, в отличие от обычного, встает в аллитерацию, например, к имени собственному «frail Finduilas» (это называется «коллокация»).
Если переводчик на русский не будет соблюдать аллитерацию, но будет стремиться воспроизвести поэтический стиль Толкина, то у него получится бессмысленно-вычурный текст, с неоправданным архаизмами и нелепо переусложненными конструкциями а ля Шишков («хорошилище грядет по гульбищу из позорища на ристалище»). Либо переводчик должен будет выхолостить текст, упростив грамматику и выбор эпитетов: выйдет гладенько, но простенько, как печатный ситчик.
Причем это не вопрос собственно навыков и умений переводчика: только структурные ограничения формы и-или языка перевода могут оправдать странности структуры и выбора слов в глазах читателя.
Так что, получается, переводить аллитерационный стих без аллитерации все же нельзя, несмотря на то, что аллитерация в русском переводе носит скорее декоративный, чем конструктивный характер. Такая вот ручная вышивка.

?

Log in

No account? Create an account